Красный голод: Сталин против Украины

Массовые убийства народов и наций, которыми характеризовалось продвижение Советского Союза в Европу не является недавней особенностью ее политики экспансионизма. Напротив, это даже давняя особенность внутренней политики Кремля, для которой нынешнее руководство нашло множество прецедентов в деятельности царской России. Это необходимый шаг в процессе «объединения», который, как наивно надеется советское руководство, создаст «советского человека» и «советскую нацию», и для достижения этой цели, этой единой нации, кремлевское руководство с радостью уничтожит народы и культуры, которые так долго населяли Восточную Европу.

Те, кто пережил украинский голод, всегда, когда им позволяли, описывали его как акт государственной агрессии. Крестьяне, пережившие реестры и черные списки, вспоминают об этом как о коллективной атаке на них и их культуру. Украинцы, ставшие свидетелями арестов и убийств интеллектуалов, ученых, писателей и художников, вспоминают их точно так же, как преднамеренную атаку на элиту своей национальной культуры.

Архивные документы подтверждают показания выживших. Ни неурожай, ни погодные проблемы не стали причиной голода в Украине. Хотя хаос коллективизации помог создать условия, которые привели к ней, высокая смертность в Украине в 1932-1934 годах, и особенно пик весной 1933 года, не была прямым следствием коллективизации. Скорее, голод был результатом насильственного изъятия продовольствия из домов людей; блокпостов, которые не позволяли крестьянам искать работу или еду; жестких правил «черного списка», наложенных на фермы и деревни; ограничений на торговлю и коммерцию; а также агрессивной пропагандистской кампании, направленной на то, чтобы убедить украинцев бесстрастно наблюдать, как голодают их соседи.

«Как и в 1932 году, нынешнее российское правительство также считает, что Украина, объединенная с остальной Европой, представляет угрозу для его интересов.»

Как мы уже видели, Сталин не пытался убить всех украинцев, да и не все они сопротивлялись. Напротив, некоторые активно и пассивно сотрудничали с советским проектом. В этой книге упоминается несколько случаев нападения соседей на соседей — хорошо известное явление, имевшее место в массовых убийствах, происходивших в других местах и в другое время. Но Сталин пытался физически устранить наиболее активных и преданных украинцевкак в сельской местности, так и в городах. Он понимал последствия голода и одновременной волны массовых арестов, развернувшихся в Украине, как и его ближайшее окружение, включая лидеров украинских коммунистов.

В то время не существовало слова для описания организованного государством нападения на этническую группу или нацию, и не было международного права, определяющего это как особый вид преступления. Но как только термин «геноцид» вошел в обиход в конце 1940-х годов, многие попытались применить его к голоду в Украине и сопровождавшим его чисткам. Эти усилия были затруднены, как и сейчас, многочисленными интерпретациями слова «геноцид» — юридической и моральной, а не исторической категории — и сложной и постоянно меняющейся политической ситуацией в России и Украине.

(…)

Нынешнее российское правительство хорошо знает эту историю. Как и в 1932 году, когда Сталин сказал Кагановичу, что его главная забота — «потерять» Украину, нынешнее российское правительство также считает, что суверенная, демократическая и стабильная Украина, связанная культурными и торговыми связями с остальной частью Европы представляет угрозу интересам российского руководства. В конце концов, если Украина станет слишком европейской — если ей удастся создать впечатление, что она успешно интегрировалась с Западом — русские могут задаться вопросом, почему они не могут этого сделать.

Народная революция, вспыхнувшая в Украине в 2014 году, представляла собой худший кошмар российского руководства: молодые люди требовали верховенства закона, осуждали коррупцию и размахивали европейскими флагами. Подобное движение может быть заразным, поэтому они должны были остановить его любыми средствами. Нынешнее российское правительство использует дезинформацию, коррупцию и военную силу для подрыва суверенитета Украины, как это делали советские правительства давным-давно. Как и в 1932 году, постоянные ссылки на «войну» и «врагов» продолжают хорошо служить российскому руководствукоторые не могут ни объяснить стагнацию уровня жизни, ни оправдать свои привилегии, богатство и власть.

Но наряду с трагедиями история дает и надежду. В конце концов, Украина не была разрушена. Их язык не исчез, как и их стремление к независимости и демократии, к более справедливому обществу или к украинскому государству, которое действительно представляло бы интересы своих граждан. Как только это стало возможным, украинцы выразили эти пожелания. Когда в 1991 году им разрешили это сделать, они почти единогласно проголосовали за независимость. Украина, как провозглашает ее национальный гимн, не умерла.

Это отрывок из книги «Красный голод: война Сталина против Украины» (Debate), автор Энн Эпплбаум.